16+
07 марта
...
доллар 0 евро -0 юань +0.001
Тирасполь
Международный женский день!

Блогеры

reklama

Последние отзывы

Честный Сервис

Приднестровец 18.02.2021 17:09
Отличный сервис, необходимо было в короткие сроки найти нужный мне процессор. Задачу выполнили на все ......

Важная новость для всех влюбленных. Акция от Mix Cafe

Анастасия мышка 14.02.2021 10:19
День влюбленных - это провести со своей второй половинкой. И конечно хочется провести его празднично ......

История от подписчицы - Отравленная любовь

Valentina Embre 11.02.2021 19:43
Светлана главная героиня этого рассказа романтическая личность в душе и драматическая в жизни .Она ......

История от подписчицы - Отравленная любовь

Valentina Embre 11.02.2021 19:36
Героиня этого рассказа очень романтическая личность в душе и творческа в жизни! Надеялась на счастливую ......

Важная новость для всех влюбленных. Акция от Mix Cafe

Иванова 11.02.2021 18:42
14 февраля очень нужный праздник. Для тех кто поссорился, для тех кто хочет встречаться. Спасибо ......

Игра в рай

20 сентября 2020
25
0

На свете есть много вещей, оградить от которых заклинают судьбу русские матери, склоняясь над своими спящими дочками. Одна из них - не попутаться в юности с женатым и немолодым проходимцем.

Наташина мама, отправляя свою дочку учиться в неблизкий Воронеж, была уверена, что с ее пай-девочкой подобной напасти не случится никогда.

Учеба у Наташи шла ровно и спокойно. Девушка от рождения была скромна, замкнута и имела самую заурядную внешность. Поэтому у юношей популярностью не пользовалась. На улице знакомиться никто не подходил, а на дискотеку она не ходила. С одной стороны, мама переживала за дочкино одиночество, но с другой - успокаивала себя тем, что одиночество было гораздо меньшим злом по сравнению с теми бедами, что сплошь и рядом подстерегают юных деревенских девушек в больших и чужих городах. Так прошло два с половиной года.

*На третьем курсе во втором семестре у Наташи появился новый спецкурс по английской литературе. В принципе, она могла выбрать любой другой, может, и более интересный, но Наташа сразу решила записаться именно на него.

Первое же занятие получилось немного странным. Кроме нее на занятие больше не пришел никто: сокурсники разбрелись по другим спецкурсам, более увлекательным, чем скучноватая английская литература рубежа позапрошлого и прошлого веков.

- Ну что ж, - пожал плечами Кирилл Александрович, седеющий доцент с профессорской бородкой, - будем заниматься литературой Англии наедине...

Наташа открыла тетрадь для конспектов. Однако с каждым занятием материала для конспектирования становилось все меньше. Кирилл Александрович чаще говорил не по программе, а о собственных чувствах и мыслях, вызванных тем или иным произведением. Наташа слушала с нескрываемым интересом, в душе очарованная широтой и красотой его ума. Постепенно она стала ходить на спецкурс не как на урок, а как на встречу с другом. Так начался их странный роман с обычной сюжетной канвой, где с одной стороны была чистая, как родниковая вода, девчоночья душа, не знавшая отцовской ласки и поэтому инстинктивно потянувшаяся к зрелости, уму и интеллигентности, а с другой - типичная рефлексия вставшего на путь вечности интеллектуала, задавленного семейным бытом.

Но Кирилл Александрович, несмотря на свой возраст, все еще мечтал о счастье, построенном на первозданной чистоте чувств, невозможной, по его мнению, в условиях городской цивилизации. Он мечтал о новом Эдеме для себя и своей Евы, какой-нибудь уединенной хижине на живописном лоне ласковой природы и всем том, что было у первого мужчины и женщины в раю. Об этой мечте Кирилл Александрович мог рассказывать часами, приводя примеры того, как хорошо было леди Чаттерлей и ее любовнику в лесу или молодому Туру Хейердалу и его жене на полинезийском острове. Наташа слушала эти красивые сказки с искренним интересом и через какое-то время и сама с головы до пят прониклась этой романтичной и совершенно авантюристичной идеей.

ЗАГОВОР СЧАСТЬЯ
Это действительно было очень похоже на тайный заговор двоих против окружающей их действительности и их собственных судеб. Наталья и Кирилл Александрович договорились с наступлением лета, никому ничего не говоря, отправиться вдвоем на черноморское побережье Краснодарского края, самое близкое и доступное «райское» место. Они планировали сначала в виде эксперимента пожить дикарями в лесу одно лето, а если понравится, то на следующий год перебраться туда насовсем.

Кирилл Александрович еще несколько лет назад присмотрел один заповедный уголок у Джубги в нескольких километрах от моря, когда проводил там свой отпуск. В стороне от автомобильных трасс и туристских троп, посреди поросших густым лесом склонов наши «заговорщики» натянули палатку и совсем как нетерпеливые юнцы, тут же под сенью вековых дубов и кленов на ложе из папоротника и мягкой травы «поступили так, как поступают все, кто хочет счастья» (Э. Ростан).

- Ну вот мы и дома, - блаженно вздохнул Кирилл Александрович, глядя в Наташины глаза. - Поздравляю с возвращением в рай...

Первые дни их уединения и вправду были похожи на рай. Все было удивительно легко и просто, как на пасторальной картинке. Привезенных запасов провизии вполне хватало, чтобы не думать о хлебе насущном, по крайней мере несколько дней, а определенный запас денег позволял не волноваться на эту тему в будущем.

Еще по дороге из Воронежа они вместе составили дежурный распорядок дня, который включал в себя оздоровительную гимнастику тай-цзи, занятия йогой, совместные медитации и творчество - рисование, сочинение стихов, пение песен, романтические странствия по округе и купание в водопадах.

Каждое утро их палатку обволакивал стекающий в сторону моря туман и будил их своей прохладой. Они выпивали по чашке кофе из термоса и босиком по росе спешили к небольшому тонкоструйному водопаду. Взбодрившись под таким ледяным душем, они поднимались на вершину, туда, откуда открывались виды дымящихся туманом долин и поросших зеленой шерстью гор, поднимались, чтобы подставить свои лица и ладони восходящему солнцу и увидеть, как поджигает оно серебрящееся вдали море. А поздним вечером они снова приходили на это место, но уже чтобы полюбоваться на закат. Наташа и Кирилл Александрович, взявшись аз руки, спускались вниз и в полном соответствии с расписанием немедленно засыпали в объятиях друг друга.

Так они и жили. Время проходило большей частью в неспешной неге и любовании, и все было слишком хорошо, чтобы продолжаться долго.

ПЕРВЫЕ ЖЕЛТЫЕ ЛИСТЬЯ В ЭДЕМСКОМ САДУ
Вскоре запасы снеди подошли к концу, и теперь им приходилось ходить за покупками в Тенгинку, ближайший поселок. Кстати, Кирилл Александрович кашеварил сам, ревностно оберегая Наташу от этих хлопот. И ее, конечно, не могла не трогать такая отеческая забота.

К концу второй недели радости первобытной жизни начали блекнуть. Вставать ни свет ни заря и лезть под жгуче-холодную воду с каждым днем для Наташи становилось все мучительней. Кирилл Александрович заставлял ее делать это чуть ли не силой.

Но в еще большее мучение для Наташи превратились ночевки. Жуки, гусеницы, пауки и прочие гады в несметных количествах заползали в палатку, несмотря на все репиленты, и превращали ее для девушки в сущий ад. Однажды ночью она проснулась оттого, что по ее лицу ползал жирный черный таракан размером с указательный палец. От омерзения и страха Наташа проплакала до рассвета.

В конце третьей недели Наташа наконец вымолила для себя право спать по утрам, сколько захочется и не ходить купаться в ненавистном водопаде. Отныне Кирилл Александрович встречал восход в одиночестве. Затаив обиду, он больше не кормил Наташу с ложечки, как раньше, не носил на руках и даже перестал читать ей своих любимых «озерных» поэтов. Из планов о совместном творчестве тоже ничего не выходило: то ли не хватило вдохновения, то ли не находилось подходящей темы.

В начале второго месяца со дня «высадки в раю» с Наташей случилась истерика. На этот раз из-за глубокой тоски по дому.

- Мама, мамочка, - повторяла она, плача посреди ночи, и кусала край спальника.

Кирилл Александрович как мог пытался ее успокоить. Поняв, что он ее теряет, он испугался. Испугался краха своей мечты и этого хрупкого мирка, в котором он мог остаться совсем один. Поэтому в эту ночь он был искренен и нежен как никогда. Оказалось, что за эти дни их небольшого отчуждения у него накопилось к Наташе очень много важных слов и чувств. Постепенно Наташа успокоилась и заснула.

ЗИМА В ЭДЕМЕ
Вскоре наши робинзоны решили перебраться поближе к морю. Теперь их уединение стало куда более относительным: прибрежные чащи были наводнены курортниками. Зато теперь у них под самым боком плескалось теплое море.

Однако не прошло и трех дней, как на новом месте случилась беда. Вечером, когда они вернулись с пляжа, их взору предстало очень грустное зрелище: палатка была кем-то завалена и скомкана, а вокруг в беспорядке разбросаны все их вещи. Вернее, уже не все. Среди пропаж оказался и рюкзак Кирилла Александровича, в котором находились все их капиталы. Так в один день они остались без денег не только на обратную дорогу, но и на хлеб.

- Не расстраивайся, Наташенька, не пропадем. Мы ведь не на необитаемом острове.

Как настоящий мужчина Кирилл Александрович взял решение проблемы на себя и уже на следующий день отправился на поиски работы. Привередничать в таком положении не приходилось, поэтому он согласился на первый же вариант: за сотню рублей в день Кирилл Александрович нанялся подсобником на какой-то частной стройке. Домой он теперь возвращался поздно и до того усталый, что сразу же ложился спать.

Промаявшись в тоске день-другой, Наташа сама решила устроится на работу, чтобы и денег заработать, и время скоротать.

- Хватит того, что я в ярмо впрягся, - отмахнулся Кирилл Александрович и попросил впредь не заводить разговоров на эту тему.

В конце первой рабочей недели он вернулся с работы невменяемо пьяным. На следующий день виновато оправдывался:

- День рождения у хозяина был. Отказаться выпить за его здоровье, сама понимаешь, было нельзя.

Однако через день он опять почти приполз домой. На этот раз Кирилл Александрович уже не оправдывался, небрежно отмахнувшись рукой, мол, не приставай. Где-то на третий или четвертый день этого непрекращающегося запоя Наташа поняла, что у ее друга патологическая слабость к алкоголю. По утрам у него просыпалось что-то похожее на угрызения совести, когда он старался как можно быстрее уйти на работу, чтобы не встречаться с Наташей глазами.

- Слушай, дружок, - обратился он к ней однажды, придя с работы в легком подпитии, - я тебе работу подыскал. Ты ведь сама меня об этом просила, помнишь? Деньги нам обоим нужны, а я один не потяну. Сама видишь, как я устаю.

Для Наташи наступили тяжелые рабочие будни. Почти весь световой день в поте лица и тела она чистила картошку и овощи на душной кухне армянского кафе, резала пальцы, обжигала руки и плакала, когда в порезы попадала соль или когда за медлительность ее ругал шеф-повар.

Домой она возвращалась, не чуя под собой ног, принося объедки на ужин и желание поскорее заснуть беспробудным сном. У очага ее ждал теперь уже вечно пьяный и голодный Кирилл Александрович, которого к этому времени выгнали с работы. В ее отсутствие их обиталище превратилось в место паломничества всех окрестных бомжей, бичей и алкашей. Скандалить с Кириллом Александровичем и его собутыльниками у Наташи уже не оставалось сил. Ни злости, ни ненависти она не испытывала, только разочарование и сознание своей ошибки в человеке, которого, оказывается, она совсем не знала.

Через несколько дней на заработанные деньги Наташа купила билет и, положив под бок мирно спящего Кирилла Александровича прощальную записку, уехала домой к маме. Рай закончился.

Придя осенью в институт, в списке новых спецкурсов и семинаров Наташа вновь увидела фамилию Кирилла Александровича. И хотя тема на этот раз у него была достаточно интересная, Наташа не раздумывая записалась на структурную лингвистику, которую она терпеть не могла.

Отзывы


Информационно-развлекательный портал Приднестровья © 2020 г. Все права защищены.

Распространение, копирование, тиражирование информации с сайта разрешены только с согласия администрации и указание ссылки на источник.

16+