16+
03 марта
...
прогноз на 5 дней
5 oC пасмурно
доллар +0.54 евро +0.12 юань +0.004
Тирасполь
Международный женский день!

Блогеры

reklama

Последние отзывы

Честный Сервис

Приднестровец 18.02.2021 17:09
Отличный сервис, необходимо было в короткие сроки найти нужный мне процессор. Задачу выполнили на все ......

Важная новость для всех влюбленных. Акция от Mix Cafe

Анастасия мышка 14.02.2021 10:19
День влюбленных - это провести со своей второй половинкой. И конечно хочется провести его празднично ......

История от подписчицы - Отравленная любовь

Valentina Embre 11.02.2021 19:43
Светлана главная героиня этого рассказа романтическая личность в душе и драматическая в жизни .Она ......

История от подписчицы - Отравленная любовь

Valentina Embre 11.02.2021 19:36
Героиня этого рассказа очень романтическая личность в душе и творческа в жизни! Надеялась на счастливую ......

Важная новость для всех влюбленных. Акция от Mix Cafe

Иванова 11.02.2021 18:42
14 февраля очень нужный праздник. Для тех кто поссорился, для тех кто хочет встречаться. Спасибо ......

Ослеплённая ревностью

03 октября 2020
37
0

Сегодня, теплым воскресным днем, меня, Шелдона Скотта, частного сыщика, пригласили отдохнуть и развлечься «по-гавайски» в незнакомой мне компании - с плясками «хула», купанием при свете луны, закуской из свиной туши, зажаренной на открытом огне, и прочей атрибутикой далеких тропических островов.

Визг и радостные крики в доме приятно щекотали нервы. Гулянье, несомненно, было в самом разгаре, народ подобрался серьезный, в моем вкусе. Поднявшись по бетонным ступенькам, я отыскал звонок, нажал на кнопку.

 

Сегодня, теплым воскресным днем, меня, Шелдона Скотта, частного сыщика, пригласили отдохнуть и развлечься «по-гавайски» в незнакомой мне компании - с плясками «хула», купанием при свете луны, закуской из свиной туши, зажаренной на открытом огне, и прочей атрибутикой далеких тропических островов. Визг и радостные крики в доме приятно щекотали нервы. Гулянье, несомненно, было в самом разгаре, народ подобрался серьезный, в моем вкусе. Поднявшись по бетонным ступенькам, я отыскал звонок, нажал на кнопку.

- О, Джонни! - послышался девичий голос. - Я иду, иду, Джонни!

Раздалось шлепанье босых ног, дверь широко распахнулась, и в дверном проеме, словно картинка в рамке, появилась блондинка. Красотка стояла с высоким бокалом в руке, одаривая меня ослепительной улыбкой. Воскликнув: «Где же ты пропадал, Джонни?», она недоуменно заморгала, разглядывая коротко стриженную, белую, как лист бумаги, шевелюру на моей голове.

*- Перед тобой не Джонни, детка. Я - Шелл Скотт, знаменитый сы...

Бэнг! Дверь с грохотом захлопнулась у меня перед носом. Босые ноги зашлепали в обратном направлении. Что за чертовщина? Я вновь приложился к кнопке звонка.

Дверь отворилась. Теперь за ней стоял крепко сбитый субъект, окинувший меня злобным взглядом. На вид ему было лет 35, в правой руке он держал бокал виски.

- Ты - Джонни? - промычал он, швыряя бокал на цементный пол. Потом, сделав полшага вперед, размахнулся и с силой ударил меня кулаком в подбородок. Не удержав равновесия, я покатился вниз по ступеням.

- Исчезни, Джонни! - послышалось его пьяное мычание. Дверь захлопнулась. И вновь перед моим носом.

Я начал подниматься, но затем вернулся в горизонтальное положение. Этот проспиртованный крепыш бил от души, темные круги продолжали плавать перед моими глазами. Пошарив в карманах пиджака, я отыскал сигарету и, опершись на локоть, глубоко затянулся. В голову приходили разные мысли.

Час назад, а может быть, и менее, моя старая приятельницы Долли позвонила именно из этого дома. «Поторопись, Скотти, мой мальчик, - пропела она в телефонную трубку. - Приезжай скорей - здесь закатили такую пьянку, которая тебе даже во сне не приснится. Я приглашаю тебя персонально». И так далее, и тому подобное.

Внезапно надо мной проворковал нежный девичий голос:

- Боже! А я-то думала, что пьяней меня никого нет. Вам не лучше ли вернуться домой, мистер?

- Домой? Как бы не так! Я только что прибыл. - Я поднял кверху глаза.

Мелодичный голосок принадлежал куколке, одетой в купальный костюм, который ей был явно мал.

- Что вы делаете на земле? - поинтересовалась она.

- Отдыхаю, глупенькая. Что же еще? - Я чувствовал себя препакостно.

Присев на корточки, она обвела меня мутноватым взглядом.

- Тогда здравствуй. Меня зовут Бетти. Наверное, ты кошмарно устал, если отдыхаешь таким образом?

Она была славной девчушкой, но, на мой взгляд, особым интеллектом не отличалась. Встав на ноги, я в очередной раз надавил на кнопку звонка. Когда ответной реакции изнутри не последовало, я стал колотить по двери кулаком и ногами. Бетти сказала:

- А почему бы просто не повернуть ручку?

- Да, конечно, - пробормотал я. Вот и говори после этого об интеллектуалах. Дверь легко отворилась. Глупо хихикнув, я пошел в дом. Там я увидел десятка два полураздетых парней и девиц. Некоторые стояли в обнимку, потягивая через соломинку спиртное, другие оживленно болтали, развалившись в соломенных креслах-качалках.

В холле среди прочей публики был и тот отворивший дверь незнакомец, который только что без всякого повода свалил меня с ног. Подойдя к нему, я легонько постучал по его плечу указательным пальцем. Когда он обернулся, я, не раздумывая, нанес удар правой по его квадратной челюсти. Он сразу обмяк, глаза закатились, и, как подкошенный, он рухнул вниз.

Взгляды присутствовавших повернулись в мою сторону. Некоторые казались шокированными, другие не проявили к происходившему особого интереса. Какой-то верзила с волосами цвета соломы сделал шаг в мою сторону.

- Какой ужасный поступок, сэр! - состроив страдальческую гримасу, произнес он. - Избить хозяина! Разве так ведут себя люди в цивилизованном обществе?

Несмотря на укоризну, его голос был радостно оживлен.

- Этот подонок - хозяин дома?

- Именно, старина. - Хмыкнув, он повернулся и, вихляя задом, двинулся вперед по песчаной тропинке.

Я внимательно посмотрел на лежавшего возле моих ног человека. Возможно, мой поступок не позволит мне насладиться обществом этих приятных людей столько, сколько бы мне хотелось, однако я не сожалел о содеянном. Кольцо с огромным рубином на пальце этого парня оставило глубокую кровоточащую ранку на моем подбородке.

Позади меня кто-то негромко произнес:

- Так, так.

Обернувшись, я увидел ту же блондинку, которая в самом начале моего визита приняла меня за своего дружка Джонни.

Кивком головы блондинка указала на неподвижное тело.

- Ты?

- Я. Но у меня были причины.

- Не сомневаюсь.

Прошла минута-другая. Мы разговорились. Ее имя Элейн, сообщила она, а присутствую я на одной из тех диких пирушек, которые Л. Франклин Бреворт, в данный момент лежащий перед нами, устраивает каждый уик-энд. Подобные «встречи друзей» следуют одна за другой в течение всего последнего года. Сегодня, пожалуй, самая многолюдная и шумная попойка - с изобилием спиртного, профессиональными танцовщицами, наемными музыкантами и прочей буффонадой.

Элейн продолжала:

- Мне он ненавистен. А кто его выносит? Впрочем, я не стала бы винить одного Л. Франклина, - кстати, все зовут его Л. Франклин и никак иначе, - если вспомнить, что за ведьма его жена - старая, дерзкая, озлобленная на весь мир.

- Озлобленная?

- Да, хуже змеи. Нам, девочкам, приходится проявлять особую осторожность, чтобы не оказаться наедине с Франклином. Он ведет себя, как похотливый козел. Удивляюсь, что никто еще не пристрелил его. Он не пропускает ни одной юбки - неважно, пришла девушка одна или с дружком. Сегодня он скрипел зубами от ярости, когда раздался звонок и я побежала открывать дверь, с трудом вырвавшись от него.

- Охотно верю, что скрипел. Едва он ступил за порог, как набросился на меня. Решил, что я и есть тот самый Джонни.

Она рассмеялась.

- Ладно, хватит о нем. Мне пора возвращаться к друзьям. А ты погуляй, здесь много любопытного. Ну, а сейчас скажи - хорошо я танцую хулу?

Она сделала несколько быстрых ритмичных движений поясом и бедрами и, улыбнувшись, скрылась в зарослях кустарника.

Что же, если посетители этого дома наполовину свихнулись, для меня было самое время оставаться в здравом уме. Я последовал за Элейн как раз в ту минуту, когда кто-то из гостей начал обливать Л. Франклина водой. Вскоре я был уже на просторной открытой площадке, со всех сторон окруженной пальмами. На ней в разных направлениях двигались люди, одетые в яркие разноцветные купальные костюмы, плавки, бикини. Их было с полусотню, не меньше. Кое-кто танцевал. Один полуголый туземец, яростно размахивая мечом, перепрыгивал через него таким образом, будто пытался обрубить себе ноги.

На краю площадки на деревянном помосте стоял гигантский пустотелый куб льда, заполненный темно-красным пуншем. Я увидел, как рыжеволосая красотка, подойдя к кубу, зачерпнула его содержимое половинкой кокосового ореха и, сделав пару глотков, издала пронзительный вопль. Высунув язык, она начала отчаянно трясти головой. При более внимательном рассмотрении красоткой оказалась Бетти, та самая, что предложила мне гениально простой способ открывания двери - повернуть ручку.

Подойдя к ней вплотную, я взял из ее рук экзотический сосуд и тоже отпил. В следующую минуту из моей глотки вырвался непроизвольный крик ужаса - напиток по вкусу мало чем отличался от перебродившего яда кобры.

Сочувственно улыбнувшись, Бетти обвила меня руками, и мы начали танцевать. Минуты через две она остановилась.

- Красавчик, - удивленно подняв глаза, сказала она, - ты царапаешься. Почему ты не танцуешь в плавках?

- Плавки у меня в машине.

- Сбегай за ними. Мы еще немного потанцуем, а потом освежимся в море.

Путь до «кадиллака» и обратно практически не занял у меня времени. Танцевать в плавках было действительно намного удобней. После очередной мамбы Бетти сказала: «А теперь - в воду!» и стремглав побежала в сторону пляжа. Я поспешил за ней, нагнав ее лишь у самой кромки воды, где мы оба остановились перевести дыхание.

Справа от нас в песке была вырыта глубокая яма. В ней полыхало пламя.

- Подземный фейерверк? - поинтересовался я.

- В яме зажаривают свиную тушу. Целиком. В раскаленном песке она быстро пропекается, - объяснила Бетти. - Это гавайское блюдо, его называют «иму» и подают как закуску, когда много пьют. Здесь все не как у людей. Обожают «пой» - такой сладковатый тропический корешок, едят водоросли и прочую мерзость. Фу! - передернув плечами, она прошла несколько шагов по воде и плюхнулась в набежавшую волну.

Когда через четверть часа мы возвратились на площадку, музыка и танцы показались мне еще более неистовыми. Быстро смеркалось. В полутьме кто-то подкрался сзади и увел Бетти. Я подошел к наполненному пуншем ледяному кубу одновременно с женщиной, которую раньше в толпе не видел. Она была старше других - лет сорока, если не больше, с неприятным, похожим на лошадиную морду лицом. Зачерпнув пунш, она влила его себе в рот, потом после некоторого раздумья повторила дозу.

- Танцуй со мной, - внезапно обратилась она ко мне. - Я - миссис Бреворт, хозяйка этого борделя. Ты не можешь отказать мне.

Она была пропитана спиртным до кончиков волос. Ответив: «К вашим услугам, мадам!», я обнял ее. Мы сделали четыре шага, затем она оттолкнула меня.

- Не желаю больше. Иди, развлекайся с голыми шлюхами.

Не желая портить себе праздничного настроения, я не стал задумываться о странном поведении хозяйки дома. Будучи страстным любителем дружеских попоек, я всегда стремлюсь идти в ногу с их остальными участниками. Поэтому сейчас я заглотнул еще несколько унций уникального пунша и присоединился к танцующим.

Следующие два часа пролетели в пьяной безумной вакханалии. Музыка неистовствовала, танцы делались все более разнузданными. На противоположной стороне площадки виляла из стороны в сторону, словно струна банджо под пальцами музыканта, стройная блондинка. Это была моя знакомая Элейн. Она протискивалась ко мне через плотный заслон обнаженных трясущихся, вертящихся, извивающихся спин, животов, плеч. Завидев ее, я с глупой, но счастливой улыбкой начал выделывать ногами замысловатые кренделя и медленно приближаться к ней. Наконец, нам удалось выбраться из толпы.

Держа друг друга за руки, мы побежали по песчаному пляжу. В яме, где жарилась свиная туша, открытое пламя уже не бушевало. Сейчас в ней светились ярким малиновым светом раскаленные угли. На мгновение мой глаз остановился на чем-то необычном, привлекшем внимание, но бега я не прекратил. Лишь пробежав еще ярдов десять-пятнадцать, я замедлил ход, остановился и, вернувшись назад, заглянул в яму.

В лицо пахнуло жаром. Сначала мне показалось, что я ошибся, - в яме обычная хрюшка. Но нет, ошибки не было - на малиново-красных углях лежал обгоревший человеческий труп. Я слышал, как где-то вблизи заливалась смехом Элейн.

Мужчина лежал лицом вниз, но если бы даже оно было обращено кверху, опознать черную обуглившуюся маску вряд ли представилось бы возможным. Сбоку из шеи торчал острый стальной вертел, каким пользуются для удержания туши в нужном положении. На откинутой в сторону правой руке я заметил кольцо с большим рубином. Хозяин дома!

- Иди же! В чем дело? - В голосе Элейн звучало нетерпение.

Я различал смутные контуры ее тела на фоне темневшего моря. Позади ее с шумом, напоминавшим раскаты грома, разбивались о берег волны.

Когда мы возвратились в особняк, я отыскал телефонный аппарат и набрал номер отдела полиции.

Со сковородкой в одной руке и длинным медным черпаком в другой я вернулся на площадку, где не стихало пьяное разгулье.

Элейн смотрела на меня с недоумением:

- Похоже, ты перебрал свою норму спиртного.

- Никогда не был более трезвым, - ответил я и, высоко подняв сковороду, ударил по ней черпаком.

- Эй, люди! - крикнул я, стараясь перекрыть шум. - Внимание, «иму» готово. Приглашаем на жаркое!

С сэндвичем во рту я обходил площадку, демонстрируя усиленную работу челюстей.

- Поторапливайтесь, поторапливайтесь! - непрерывно повторял я. - Свинка одна, а вас много. На всех не хватит.

И только когда в пятый или шестой раз я подходил к ледовой глыбе, в толпе показалась лошадиная физиономия миссис Бреворт.

Я сказал:

- Привет, хозяйка! Потанцуем или желаете пожевать?

Я отхватил зубами изрядный кусок мяса. Миссис Бреворт, как зачарованная, не отрывала от меня взгляда.

- От голода я чуть не отдал Богу душу, - продолжал я. - Не сердитесь, что я без приглашения залез в яму и отрезал ломтик?

- Отрезал... что? - Ее лицо начало медленно наливаться зеленым цветом.

- Извините. Был голоден, как волк. А жаркое чудесное, миссис Бреворт, попробуйте сами. Или у вас принято...

Рот женщины самопроизвольно приоткрылся, губы конвульсивно задрожали, глаза закатились. Я едва успел подхватить ее внезапно обмякшее тело, когда оно как-то боком начало клониться вниз.

Спустя полчаса прибыли полицейские. Они незаметно вошли в дом и так же бесшумно удалились. С собой они взяли миссис Бреворт. Она раскололась на первых же минутах. Да, она понимала, что муж женился на ней ради денег; на ее деньги он устраивал грязные отвратительные попойки; да, конечно, она воспринимала как оскорбление, что он и его дружки смотрели на нее как на пустое место. Сегодня она застала его на пляже со шлюхой. Ждала, пока девка не выбралась из-под него и не скрылась в кустах. Потом она оглушила Л. Франклина ударом вертела и тем же орудием проткнула ему горло. Дотащив тело до ямы, она спихнула его на раскаленные угли.

Элейн сказала:

- Не пойму, почему она потеряла сознание?

- Думала, что я жую сэндвич с мясом ее муженька. В полиции она заявила, что спрятала труп в яме, рассчитывая позднее каким-либо способом избавиться от него. Она была пьяна, пунш буквально сочился из ее пор. Все действия, поступки миссис Бреворт страдали отсутствием логики. Преступления такого рода совершаются в состоянии аффекта, предельного нервного напряжения. Постоянные пьянки в доме были ей ненавистны.

Мы стояли возле заметно подтаявшей глыбы льда. Беснование пьяной толпы не утихало. Элейн сказала:

- Но как ты догадался, что убийца - миссис Бреворт?

- Сначала меня мало беспокоило, кто его прикончил. Однако, вспомни, что именно я рассчитался с Л. Франклином - сбил его с ног ударом кулака. Мой поступок видела масса людей. Поэтому я вскоре сообразил, что отыскать злоумышленника как можно быстрее чрезвычайно важно прежде всего для меня самого. И сделать это не представило большого труда. Было ясно, что только убийца знает, что за жаркое готовится в яме.

- А я подумала, ты свихнулся.

- Согласен, мои решительные действия могли показаться немного странными. Но медлить было нельзя, иначе копы забрали бы всю свору гостей. И тебя тоже. - Я поглядел на нее и усмехнулся. - Тогда всеобщее веселье было бы омрачено, а моим надеждам не суждено было бы сбыться.

На ее лице появилась понимающая улыбка:

- Значит, продолжим веселье в отсутствие хозяина и хозяйки?

- Именно. Л. Франклина они тоже забрали. Кто же теперь объявит гостям, что пора расходиться?

Я был уверен, что на ближайшее будущее у меня весьма радужные перспективы.

Отзывы


Информационно-развлекательный портал Приднестровья © 2020 г. Все права защищены.

Распространение, копирование, тиражирование информации с сайта разрешены только с согласия администрации и указание ссылки на источник.

16+