16+
03 марта
...
доллар +0.54 евро +0.12 юань +0.004
Тирасполь
Международный женский день!

Блогеры

reklama

Последние отзывы

Честный Сервис

Приднестровец 18.02.2021 17:09
Отличный сервис, необходимо было в короткие сроки найти нужный мне процессор. Задачу выполнили на все ......

Важная новость для всех влюбленных. Акция от Mix Cafe

Анастасия мышка 14.02.2021 10:19
День влюбленных - это провести со своей второй половинкой. И конечно хочется провести его празднично ......

История от подписчицы - Отравленная любовь

Valentina Embre 11.02.2021 19:43
Светлана главная героиня этого рассказа романтическая личность в душе и драматическая в жизни .Она ......

История от подписчицы - Отравленная любовь

Valentina Embre 11.02.2021 19:36
Героиня этого рассказа очень романтическая личность в душе и творческа в жизни! Надеялась на счастливую ......

Важная новость для всех влюбленных. Акция от Mix Cafe

Иванова 11.02.2021 18:42
14 февраля очень нужный праздник. Для тех кто поссорился, для тех кто хочет встречаться. Спасибо ......

Резиновый лекарь

29 сентября 2020
45
0

Наверное, нет таких людей, которые не хотели бы стать знаменитыми. Одни поднимают неимоверные тяжести, едят горы конфет, надеясь прославиться через Книгу рекордов Гиннесса.

Вторые озабоченно лезут в политику, ругая кого ни попадя, а третьи с завидным упорством изобертают вещи и предметы, без которых нашу жизнь сейчас уже невозможно представить. Сегодня наш рассказ именно о тех людях, которые не внесены в книгу рекордов и которым не поставлены памятники.

 

Изобретение процесса вулканизации резины американцем Чарльзом Гудийром - один из тех редких случаев, когда великое открытие ведет себя как сказочная жар-птица. Оно дается в руки человеку, весьма далекому от науки. С точки зрения здравого смысла Чарльз Гудийр просто не имел права на успех. Не обладая знаниями по химии и физике, он принимал решения по наитию. Но это не помешало ему совершить научное открытие. Сам Гудийр говорил: «То, что не могут обнаружить научные исследования, будет открыто волею случая человеком от природы наблюдательным и настойчивым в поисках».

 

Родился этот химик-самоучка в Нью-Хэвене (штат Коннектикут) в декабре 1800 года. Когда ему исполнился двадцать год, Чарльз стал компаньоном процветающей фирмы скобяных изделий «А. Гудийр и сыновья». Фирма просуществовала до 1836 года, однако внезапно разразившийся банковский кризис вынудил закрыть предприятие.

После столь бесславного конца семейного проекта младший представитель скобяной династии решил посвятить себя изобретательству - делу хотя и рискованному, но не зависящему ни от каких кризисов. Однако юный Чарльз плохо разбирался не только в естественных науках, но и в экономике со всеми ее подводными камнями. *Вероятно, поэтому его угораздило избрать для своих опытов отрасль, существование которой висело в то время на волоске - резиновую промышленность.

После осенне-зимней «резиновой лихорадки» 1835 года для американских модников наступило время разочарований. Летом резиновая одежда, головные уборы и крыши фургонов, считавшиеся последним «писком», превратились в жидкое месиво и стали издавать такой отвратительный запах, что их приходилось зарывать в землю. Потери акционеров резиновых фирм составили 2 млн. долларов. В этом злополучном году Чарльзу довелось делать покупки в магазине «Роксбери компани» в Нью-Йорке. Там он от нечего делать предложил свою конструкцию клапана для резинового спасательного круга. Продавец на это ответил ему: «Мистер, если вы хотите разбогатеть, придумайте лучше способ усовершенствовать резину». Это была шутка - усовершенствовать резину в то время значило примерно то же, что найти философский камень. Однако Чарльз отнесся к предложению вполне серьезно. Дело в том, что в то время он уже имел свое собственное мнение о таком материале, как каучук. Чарльз считал его разновидностью кожи и утверждал, что современную резину можно «вылечить от излишней вязкости и чувствительности к теплу». По своей наивности он полагал, что решить эту проблему можно в течение нескольких месяцев.

Чарльз Гудийр не имел специального образования и его представления о химии были весьма поверхностны. Поэтому он предпочел медленный, но верный путь к цели и избрал метод проб и ошибок - универсальный и применимый в любой науке. Чарльз начал ставить опыты с эластичной бразильской смолой в домашних условиях. Он изготавливал тонкие каучуковые пленки при помощи скалки для теста, подмешивая при этом в смолу все, что попадалось ему под руку: соль, перец, сахар, мел, муку, глину, чернила. Житель Нью-Хэвена Ральф Стил одолжил естествоиспытателю немного денег. Этой суммы оказалось достаточно для выделки двухсот пар галош из «усовершенствованной» резины. Но стоило жаркому весеннему солнцу растопить снег на улицах, как обувь сделалась мягкой, как воск, а затем и вовсе превратилась в сплошное дурно пахнущее месиво.

Поначалу Чарльзу показалась многообещающей смесь смолы, выдержанной в скипидаре по методу Макинтоша (впоследствии - создателя известной верхней одежды), и магнезии. Но и этот состав не оправдал его надежд. Однако отступать от задуманного было не в его правилах. Гудийр продал дом, отвез жену и детей в деревню, а сам отправился в Нью-Йорк в поисках поддержки и финансовой помощи. Там ему посчастливилось встретить двух старых приятелей, один из которых временно уступил ему маленькую комнату на Голдстрит под лабораторию, а другой - аптекарь - согласился отпускать в кредит кое-какие химикалии.

В рекламных целях Чарльз сделал костюм из резиновой материи и надевал его, куда бы ни отправлялся. Кто-то спросил однажды, как можно разыскать Гудийра. Ему ответили: «Если вы увидите человека в резиновом пальто, резиновых ботинках, резиновом цилиндре и с резиновым кошельком в кармане, а в резиновом кошельке ни одного цента, то можете не сомневаться: это Гудийр».

Чарльз же тем временем с головой ушел в кипячение смолы и магнезии в водном растворе негашеной извести. В 1837 году ему, наконец, удалось получить резину, несколько более устойчивую к теплу, но зато быстро разрушавшуюся от самого слабого раствора кислоты и даже от обыкновенного яблочного сока. Об успехе говорить было еще рано, но охочие до сенсаций нью-йоркские корреспонденты уже следили за каждым его шагом и постоянно вопрошали: «Удастся ли Чарльзу Гудийру спасти резиновую промышленность?»

Однажды, когда его «научная» фантазия разыгралась не на шутку, Чарльз решил действовать методом «от противного» и в сердцах плеснул на очередную резиновую галошу «царской водкой» - самым сильным из всех известных науке кислых веществ, а точнее - смесью азотной и серной кислот. Вопреки его ожиданиям галоша не только не расплавилась под действием этой смеси, но, напротив, приобрела дополнительную упругость. Не знавший химии Гудийр даже не догадывался, что это стало возможным лишь благодаря присутствию соединения серы, входящему в состав «царской водки». Не представляя, как ему удалось «вылечить» резину от липкости, он тем не менее понял, что поставленная им задача каким-то чудесным образом разрешилась. Чарльз сразу же обратился за патентом, арендовал старую резиновую фабрику в Стейтен-Айленде и открыл магазин резиновых изделий на Бродвее. Важнейшей частью производства стало его, как сказали бы теперь, ноу-хау - «кислотное лечение резины». Теперь резиновую обувь и верхнюю одежду покупали даже те, кто раньше вздрагивал при одном упоминании о резине. Гудийра буквально засыпали просьбами о продаже лицензий. Ему удалось заработать около 5000 долларов и воссоединиться с семьей, которую он теперь был в состоянии прокормить. Заказ правительства США на 150 почтовых сумок из резины увенчал его успех.

Фортуна чуть было не отвернулась от Чарльза, когда в дни небывалой жары 1838 года некоторые резиновые изделия все-таки начали плавиться... изнутри, так как кислота не проникла в самые глубокие слои резиновой ткани. Контракты оказались под угрозой. И в этот критический момент положение спас помощник Чарльза Натаниел М. Хейворд. Во время совместных ночных бдений Гудийр и Хейворд пришли к мысли воздействовать на резину одной серной кислотой. А затем Гудийр догадался, что можно попросту смешать эластичную резиновую смесь с истолченной серой. Теперь в случае подогрева резина не плавилась, а только сильнее затвердевала. Даже в открытом пламени она обугливалась и чадила, но и не думала размягчаться.

На этот раз триумф был полным. Новый процесс обработки резины был назван «вулканизацией». Зимой 1841 года Гудийру удалось настолько расширить производство резиновых изделий, что оно стало приносить немалую прибыль. За несколько месяцев он заработал 35 тысяч долларов и расплатился со всеми долгами. Вулканизация резины послужила толчком для развития электропромышленности, так как резина оказалась прекрасным материалом для изоляции. В 1860 году, ставшем последним годом жизни Чарльза Гудийра, в США, Англии, Франции, Германии возвышались корпуса огромных фабрик, на которых выпускалось 500 видов различных резиновых изделий.

Отзывы


Информационно-развлекательный портал Приднестровья © 2020 г. Все права защищены.

Распространение, копирование, тиражирование информации с сайта разрешены только с согласия администрации и указание ссылки на источник.

16+