16+
02 марта
...
доллар +0.14 евро -0.8 юань -0.002
Тирасполь
Международный женский день!

Блогеры

reklama

Последние отзывы

Честный Сервис

Приднестровец 18.02.2021 17:09
Отличный сервис, необходимо было в короткие сроки найти нужный мне процессор. Задачу выполнили на все ......

Важная новость для всех влюбленных. Акция от Mix Cafe

Анастасия мышка 14.02.2021 10:19
День влюбленных - это провести со своей второй половинкой. И конечно хочется провести его празднично ......

История от подписчицы - Отравленная любовь

Valentina Embre 11.02.2021 19:43
Светлана главная героиня этого рассказа романтическая личность в душе и драматическая в жизни .Она ......

История от подписчицы - Отравленная любовь

Valentina Embre 11.02.2021 19:36
Героиня этого рассказа очень романтическая личность в душе и творческа в жизни! Надеялась на счастливую ......

Важная новость для всех влюбленных. Акция от Mix Cafe

Иванова 11.02.2021 18:42
14 февраля очень нужный праздник. Для тех кто поссорился, для тех кто хочет встречаться. Спасибо ......

Семнадцать мгновений спецслужб

20 сентября 2020
62
0

В Британии Тони Блэр все чаще ставит под сомнение ценность разведки (невзирая даже на распространившийся по всему миру терроризм). Бывшие агенты секретных служб, пишущие мемуары, уже не могут рассчитывать на получение крупных авансов от издателей.

Поэтому так своевременно появление повествования о той большой роли, которую Уинстон Черчилль придавал искусству шпионажа. Книга «Черчилль и секретные службы» Дэвида Стаффорда помогает понять, что Черчилль, опираясь на собственный богатый опыт, с удовольствием имел дело с разведчиками.

 

К миру тайн Черчилль воспылал любовью еще в самом начале своей карьеры. В 1895 году, когда ему был всего 21 год, он в течение десяти свободных недель (между окончанием Сандхерстского военного училища и прибытием на службу в свой полк), подписал контракт с лондонской газетой «Дейли грэфик» и поставлял ей информацию о мало тогда известном восстании против испанского владычества на Кубе. Перед отбытием на Кубу он посетил шефа британской военной разведки полковника Эдварда Чэмпэна, который снабдил его картами и попросил собрать данные о качестве новых пуль, применявшихся в испанской армии. Один из полезных уроков, которые Черчилль извлек, собирая информацию для «Дейли грэфик», состоял в осознании большого значения хорошо организованной разведки. Благодаря близости партизан к местному населению, они часто были лучше информированы, чем регулярные войска. Позднее правильность этих выводов подтвердилась в ходе кампаний, в которых Черчиллю пришлось участвовать: против махдистов в Судане и против буров в Южной Африке.

*Став преуспевающим политиком и войдя в правительство премьер-министра Асквита (в качестве министра торговли), Черчилль, который уже хорошо понимал важность скрытых источников информации, горячо поддерживал идею создания в 1909 году Бюро секретной службы - предшественника нынешних Secret Intelligence Servise (МИ-6) и Security Servise (МИ-5) (Секретная разведывательная служба и Служба безопасности соответственно). Он был одним из немногих членов кабинета, которого подробно информировали о всех решениях, связанных с учреждением этого бюро.

Два года спустя, уже в качестве министра внутренних дел, под влиянием антигерманской шпиономании и озабоченный усилением статечного движения, Черчилль поддерживает принятие закона о неразглашении государственной тайны. Как подчеркивает Стаффорд, Черчилль явился, таким образом, главным архитектором «секретного государства». Важно отметить при этом, что Черчилль завоевал доверие ведущих разведчиков, например, Вернона Келла (шефа МИ-5), к услугам которого в случае необходимости прибегал незамедлительно.

Как военно-морской министр (с 1911 года) он по достоинству оценил возможности радиотелеграфии в шифровальном деле. И ревниво охранял секреты комнаты № 40 министерства, в которой в 1917 году капитану Холлу по прозвищу «Блинкер» («Глазастый») удалось расшифровать знаменитую депешу Циммермана, вызвавшую вступление США в первую мировую войну (министр иностранных дел Германии Циммерман поручил германскому посланнику в Мексике фон Экхарту предложить мексиканскому правительству заключить с Германией военный союз, обещая взамен способствовать возвращению ей ее территорий, ранее захваченных США).

К тому времени Черчилля сместили с поста военно-морского министра. После кратковременного пребывания на Западном фронте, которое еще больше убедило его в великом значении разведки, он вернулся в политику - сначала в качестве министра военного снабжения, а позднее военного министра и министра авиации.

Вокруг него собираются люди, работающие на основе личной преданности, типа капитана Эдварда Таллера, который еще до 1914 года передавал Черчиллю имена сочувствующих Германии в судостроительной промышленности и смежных с ней отраслях, а также на ключевых предприятиях оборонной промышленности.

Были у него и надежные разведчики-профессионалы. Вначале майор Десмонд Мортон, который, служа в МИ-6, информировал его о процессах перевооружения Германии в 30-х годах, и бригадный генерал Эдвард Спирс, ценный посредник в отношениях с Францией (он, в частности, доставил в Лондон де Голля, который своим обращением по Би-би-си дал старт французскому движению Сопротивления).

В 20-е годы Черчиллю пришлось иметь дело с Ирландской республиканской армией (он с уважением относился к ее популярному герою Майклу Коллинзу отчасти за умелое использование последним потенциала разведки). Но еще большие опасения вызывал у него новый большевистский режим в Советском Союзе. И здесь он располагал собственными тайными каналами получения информации. Использовал, в частности, сообщения своей кузины Клэр Шеридан, художницы и скульптора. Она, по словам автора книги, искала для британских спецслужб пути подходов к русским лидерам. А в те времена, когда Черчилль пребывал не у дел, он зачастую имел более достоверные сведения об обстановке в Германии (при посредстве Мортона и его частной агентурной сети), нежели министры правительства, получавшие информацию через госспецслужбы.

Наиболее известным вкладом Черчилля в развитие британских секретных служб было учреждение им в 1940 году Управления специальных операций. Целью управления были организация и проведение диверсионно-подрывных операций в оккупированной немцами части Европы. Одним из крупнейших актов саботажа стал взрыв на германском заводе по производству тяжелой воды в Норвегии.

Большую роль сыграл Черчилль в учреждении альянса двух разведок - английской и американской. Надо признать, автор не обходит вниманием и противоречивость оценок роли Черчилля в разведке. Не был ли тот причастен к потоплению «Лузитании» в 1915 году? Знал он или нет заранее о намечавшихся ударах по Ковентри в 1940 году? И о японском нападении на Перл-Харбор годом позднее? Был ли послан на верную смерть во Франции в 1943 году Фрэнсис Саттил, офицер Управления спецопераций, - и лишь только для того, чтобы ввести немцев в заблуждение относительно времени высадки союзников в Нормандии? Нет, имея на то основания, утверждает Стаффорд, Черчилль невиновен по всем этим пунктам обвинений.

Сейчас даже в США задают вопрос: а стоит ли шпионская игра свеч? Джордж Кеннан, гранд американской внешней политики, не так давно сказал, что «потребности американского правительства в нелегальном сборе информации о положении в любой точке земного шара чрезвычайно завышены». Если это верно для США, то что же сказать о Британии? Попыткой дать ответ на вопрос должна стать проводимая министерством финансов проверка расходов «Интеллидженс сервис».

Английским разведслужбам стоило бы внимательнее учитывать мнение общественности. Они, надо полагать, хорошо освоили искусство подслушивания телефонных разговоров и внедрения на изучаемые объекты. Однако явно не способны правильно выбрать время для выбивания средств на свои нужды.

«Холодной войны» больше нет, и в итоге под вопросом закономерно оказалась целесообразность шпионажа вообще, но обе разведслужбы переехали в новые роскошные апартаменты.

Сколько на самом деле тратит разведка - тайна, покрытая мраком. В хорошо информированных кругах считают: совокупные ассигнования на обе разведслужбы составляют примерно миллиард фунтов стерлингов в год. Защитники британских разведчиков твердят, что эта сумма ничтожна в сравнении с 2,6 миллиарда долларов, которые расходуют ежегодно на шпионаж США. Критики же разведки напоминают: миллиард фунтов - это примерно столько, сколько Британия расходует в год на всю свою дипслужбу.

Прочим госслужащим всегда казалось, что сотрудники МИ-5 и МИ-6 (их вместе около 4 тысяч) живут припеваючи. Последняя попытка установить контроль над их расходами, предпринятая пять лет назад, позорно провалилась.

Новая атака министерства финансов едва ли станет более успешной. Его политика «бюджета от нуля», требующая, чтобы те, кто рассчитывали получить большие ассигнования, обосновали практическую ценность своей деятельности, приводит в ужас большинство госучреждений. Однако разведслужбы находятся в совершенно другой лиге. Их работа и финансовая отчетность специально скрыты непроницаемым покровом секретности. Члены парламентской комиссии по вопросам разведки и государственной безопасности, которые должны осуществлять наблюдение за их деятельностью, признают, что имеют о ней самое отдаленное представление.

Разведорганам вновь и вновь приходится убеждать общественное мнение в том, что их опыт и умение все еще нужны, несмотря на окончание «холодной войны» и на очевидное свертывание военной активности Ирландской республиканской армии. Лейбористское правительство продолжает политическую линию своих предшественников, которые считали, что важнее переориентировать силы и средства разведорганизаций на новые задачи, чем урезать их штаты или бюджет. Робин Кук, министр иностранных дел, уже объявил, что МИ-6 станет ведущей силой в борьбе международного сообщества с международным наркобизнесом, а вслед за событиями 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, и с мировым терроризмом.

Обе разведслужбы имеют за своими плечами большой опыт и изобретательность в отыскании для себя новых сфер применения. Так, МИ-6 диверсифицировала свои задачи, добавив к ним войну с наркобизнесом и коммерческим шпионажем. В бюджете 1996 года на службе госбезопасности МИ-5 были впервые выделены ассигнования на борьбу с «серьезными преступлениями» внутри страны - к ним отнесены практически все правонарушения, которые караются тюремным заключением более чем на 3 года.

Вместе с тем, деятельность обеих служб все чаще подвергается нежелательной огласке. Больше года длилась тяжба с бывшими агентами, грозившими выдать известные им секреты. Ричард Томлинсон, бывший агент МИ-6, был взят под стражу. Основанием послужило заявление в суде о том, что он намерен опубликовать книгу о своей работе в разведке. А вот Дэвиду Шайлеру из МИ-5 удалось избежать ареста за нарушение государственной тайны: он бежал за границу.

Прошло уже 18 месяцев с тех пор, как Ричард Томлинсон - агент «Т», как его стали называть в прессе, обратился в «Санди таймс», предложив свою статью о МИ-6, британской внешней разведке. Газете запретили печатать эту статью, а вскоре раздался стук в дверь дома в городке Милтон Кейнс, где живет Томлинсон. Последовали арест и суд.

Адвокат Томлинсона передал для печати его заявление, в котором говорится: «Нет никаких оснований судить меня, ссылаясь на интересы государственной безопасности. Меня готовы обвинить, даже если я разглашу, какого цвета ковер в нашем офисе».

Томлинсон - выпускник Кембриджского университета с дипломом первого класса по аэрокосмической технике, служил в Боснии и в Москве. Принимал участие в расследовании попыток одной ближневосточной страны приобрести компоненты, якобы предназначенные для строительства завода по производству химического оружия. Уволен из МИ-6 в 1995 году по окончании трехлетнего испытательного срока. Тогдашний министр иностранных дел Малкольм Рифкинд подписал приказ, запрещавший ему обращаться в индустриальный трибунал с жалобой на незаконное, как он считал, увольнение. Тогда он решил в отместку выступить со своей книгой. Томлинсон сообщил МИ-6, что рукопись его книги хранится в виде закодированных файлов двух компьютеров, находящихся за пределами Британии.

Его дело, как и дело бывшего сотрудника МИ-5 Дэвида Шайлера, который уехал в Австралию и там напечатал свою статью, привело британские секретные службы состояние крайнего беспокойства. Руководители обеих служб - сэр Дэвид Спеддинг, возглавляющий МИ-6, и генеральный директор МИ-5 Стивен Ландер - оказались перед сложной дилеммой. Если они начнут таскать в суды своих бывших сотрудников за то, что те разбалтывают служебные секреты своих служб, ничего хорошего не будет. Но если не принимать никаких мер, это может открыть зеленый свет другим диссидентам «Интеллидженс сервис». Как сказал один из ответственных сотрудников секретной службы, «нас освистают, если мы будем возбуждать судебные процессы, но освистают и в том случае, если не станем этого делать».

Положение осложняется тем, что появилась новая волна разоблачителей секретных служб, которые могут рассчитывать на сочувствие со стороны общественного мнения. В 1985 году из телеинтервью бывшего сотрудника МИ-5 Кэти Мессентер англичане узнали, как велась слежка за профсоюзными лидерами, за участниками Движения за ядерное разоружение и другими левыми активистами. Два года спустя Питер Райт, бывший помощник генерального директора МИ-5, опубликовал книгу «Ловец шпионов» с рассказом о том, как МИ-5 «опутала весь Лондон системами подслушивания и незаконно проникала в дома людей». Эта книга сильно травмировала МИ-5 и вызвала серию реформ, призванных предотвратить утечку информации.

Шайлер и Томлинсон подняли вопрос о недостаточной политической подотчетности «Интеллидженс сервис». Одна из претензий Шайлера состояла в том, что в МИ-5 все еще хранится около 250 тысяч досье на отдельных лиц, в том числе на тех левых активистов, которые сегодня занимают министерские посты, как, например, Джек Стро, министр внутренних дел, Харриет Хармэн, министр социального обеспечения, и Питер Мэнделсон, министр без портфеля.

Высшие должностные лица в «Интеллидженс сервис», конечно, огорчены проявлениями нелояльности со стороны своих бывших сотрудников. «Это плохо для репутации службы, - сказал один из них, - однако, учитывая многочисленность персонала ее трех подразделений (МИ-5 - 1800 человек, МИ-6 - 1600 человек и Центр прослушивания - 4500 плюс более 10 тысяч пенсионеров), всего два диссидента, Томлинсон и Шайлер, за целое десятилетие - это не так уж и много».

Отзывы


Информационно-развлекательный портал Приднестровья © 2020 г. Все права защищены.

Распространение, копирование, тиражирование информации с сайта разрешены только с согласия администрации и указание ссылки на источник.

16+